Реформы Дария I

Дарий I Дарий I

Восстания народных масс 522 — 521 гг. до н. э. показали непрочность Персидской державы. Учитывая их уроки, Дарий I осуществил важные административно-финансовые реформы, которые позволили создать устойчивую систему государственного управления и контроля над завоеванными странами, упорядочили сбор податей и увеличили контингенты войск. В результате проведения этих реформ в жизнь была создана, по существу, новая административная система, в дальнейшем до конца господства персидских царей не претерпевшая существенных изменений.

Около 519 г. до н. э. были предприняты реорганизация и унификация системы управления провинциями. Дарий I разделил государство на административно-податные округа, которые назывались сатрапиями. Как правило, сатрапии по своим размерам превосходили провинции более ранних империй (например, Ассирии), в ряде случаев их границы совпадали со старыми государственными границами стран, входивших в состав Персидской державы (например, Египет).

Во главе новых административных округов стояли сатрапы (букв, «хранители царства»). Должность сатрапа существовала с начала возникновения Персидской державы, но при Кире, Камбизе и в первые годы царствования Дария I наместниками во многих странах являлись местные правители, как это было еще в Ассирийской и Мидийской империях. Реформы же Дария должны были сосредоточить руководящие должности в руках персов.

При Кире и Камбизе сатрап объединял гражданские и военные функции. При Дарий сатрапы стали только гражданскими наместниками и возглавляли администрацию своей области, осуществляли судебную власть, следили за хозяйственной жизнью страны и поступлением податей, обеспечивали безопасность в пределах границ своей сатрапии, контролировали местных чиновников и имели право чеканить серебряную монету. В мирное время в распоряжении сатрапов находилась лишь небольшая личная охрана. Армией руководили военачальники, независимые от сатрапов и подчинявшиеся непосредственно царю.

Однако при преемниках Дария I разграничение военных и гражданских функций не соблюдалось строго: некоторые сатрапы зависели от военачальников, другие осуществляли и военную власть, что стало обычным явлением в IV в. до н. э. Начиная со второй четверти V в. до н. э. иногда две или несколько сатрапий находились под властью одного правителя. Продолжительность службы сатрапа не была ограничена каким-либо определенным сроком. Титул сатрапа носили не только наместники больших административных округов, но и начальники более мелких областей, входивших в состав тех или иных сатрапий.

В обширные сатрапии включали и страны, которые пользовались автономией во внутренних делах. Как правило, это были отдаленные области, во внутренние дела которых персидская администрация редко вмешивалась, осуществляя управление ими с помощью местных царей (Кипр, финикийские города, Киликия и др.), князей и племенных вождей (арабы, колхи, эфиопы и др.).

В связи с осуществлением новых реформ в столице Персидской державы — Сузах — был создан большой центральный аппарат во главе с царской канцелярией. В Вавилоне, Экбатанах, Мемфисе и других городах имелись крупные государственные канцелярии с большим штатом писцов, занятых перепиской официальной корреспонденции.

Сатрапы и военачальники были тесно связаны с центральным управлением и находились под постоянным контролем царя и его чиновников, особенно тайной полиции («уши и око царя»). Верховный контроль над государством и надзор над всеми чиновниками был доверен «тысяченачальнику», который одновременно являлся начальником личной гвардии царя.

Сатрапская канцелярия копировала царскую, находившуюся в Сузах. Под начальством сатрапа было множество чиновников и писцов, в том числе начальник канцелярии, начальник сокровищницы, принимавший государственные подати, глашатаи, которые сообщали официальные распоряжения, счетоводы, судебные следователи, писцы и т. д. Уже при Кире II государственные канцелярии в западной части Персидской державы пользовались арамейским языком, а позже, когда Дарий провел свои административные реформы, этот язык стал официальным и в восточных сатрапиях.

Кроме общего для всего государства арамейского языка в различных странах для составления официальных документов писцы пользовались также и местными языками. Например, в Египте администрация была двуязычна и наряду с арамейским применялся также позднеегипетский язык (язык демотических документов). В столице собственно Персии — Персеполе — для административных нужд наряду с арамейским широко пользовались и эламским языком, пока во второй половине V в. до н. э. последний не был окончательно вытеснен арамейским.

Персы занимали в государственном аппарате особое положение, в их руках были сосредоточены важнейшие военные и гражданские должности не только в самой Персии, но и в других странах. После реформ Дария персы появились даже в провинциальных учреждениях покоренных стран в качестве судей. Вместе с тем персидская администрация широко прибегала к помощи представителей других народов. В Вавилонии, Египте, Малой Азии и других областях судьями, градоначальниками, управляющими государственными арсеналами, начальниками царских строительных работ обычно были вавилоняне, египтяне, иудеи, арамеи, эламиты, греки и т. д. с их многовековым техническим и административным опытом. Судя по именам собственным лиц административного персонала в царском хозяйстве Персеполя, счетоводами работали эламиты, а надсмотрщиками и заведующими сокровищницей — персы.

Социально-экономический уклад Персидской державы отличался большим разнообразием. В Малой Азии, Эламе, Вавилонии, Сирии, Финикии и Египте задолго до возникновения Персидской державы имелись свои государственные институты. Наряду с этими экономически развитыми странами в составе державы были кочевые арабские, скифские и другие племена, находившиеся на стадии разложения родового строя. Поэтому в Персидской державе существовали самые различные правовые системы и институты.

В царствование Дария I велась интенсивная работа по кодификации законов покоренных стран и народов (например, Египта), а также изучались древние законы, особенно свод Хаммурапи. Действующие в различных странах законы были приведены к единообразию, а в необходимых случаях изменены в соответствии с политикой царя.

Персы имели свое обычное право, позже ставшее основой законов царя, упоминающихся греческими авторами. Царь мог устанавливать новые законы и назначать судей для разбора наиболее важных дел. В правовой жизни персов большую роль играли семь знатных родов, представители которых входили в царский совет.

При Кире и Камбизе еще не было твердой системы податей, основанной на учете экономических возможностей стран, входивших в Персидскую державу. Подвластные народы доставляли подарки или же платили подати, которые, по крайней мере частично, вносились натурой.

Около 519 г. до н. э. Дарий I ввел новую систему государственных податей. Все сатрапии обязаны были платить строго зафиксированные для них денежные подати, установленные с учетом обрабатываемой земли и степени ее плодородия.

Персы — господствующий народ — не платили денежных налогов, но не были освобождены от натуральных поставок. Остальные народы, в том числе и жители автономных территорий (например, финикийцы, киликийцы и др.), платили в год в общей сложности около 7740 вавилонских талантов (около 232 т) серебра. Большая часть этой суммы уплачивалась народами наиболее экономически развитых стран: Малой Азии, Вавилонии, Сирии, Финикии и Египта.

Хотя система подарков сохранилась, последние отнюдь не носили добровольного характера. Размер подарков был установлен, но в отличие от податей они уплачивались натурой. Подарки доставлялись только народами, жившими на границах империи (колхи, эфиопы, арабы и т. д.).

Суммы податей, установленные при Дарий I, оставались неизменными до конца существования Персидской державы, несмотря на значительные экономические изменения в подвластных персам странах. На положении налогоплательщиков отрицательно сказывалось и то, что для уплаты денежных податей приходилось занимать деньги у ростовщиков под залог недвижимого имущества или членов семьи. Документы из Вавилонии показывают, что многие жители этой сатрапии закладывали свои поля и сады, чтобы достать серебро для уплаты подати царю. Нередко они не в состоянии были выкупить их и становились батраками, а иногда вынуждены были отдавать своих детей в долговое рабство. В Египте в персидский период подати были настолько тяжелы, что земледельцы бежали в города, но номархи насильственно возвращали их обратно.

Развитие товарно-денежных отношений требовало и монетной реформы. После 517 г. до н. э. Дарий I ввел единую для всей империи монетную единицу, основу персидской денежной системы,— золотой дарик весом 8,4 г. Чеканка золотой монеты была привилегией персидского царя. Благодаря малой доли примеси (всего 3 %) дарик в течение нескольких веков занимал положение основной золотой монеты в торговом мире.

Обычным средством обмена служил серебряный сикль весом в 5,6 г, равный по своей стоимости 1/20 дарика и чеканившийся главным образом в малоазийских сатрапиях. Как на дарике, так и на сиклях имелось изображение персидского царя.

Серебряные монеты для расплаты с наемниками во время военных походов чеканили персидские сатрапы в своих резиденциях и в греческих городах Малой Азии, а также автономные города и зависимые цари. В частности, финикийские города чеканили городские и царские монеты.

Однако монеты персидской чеканки мало использовались вне Малой Азии и даже в финикийско-палестинском мире 'играли незначительную роль. В VI—V вв. до н. э. во многих странах Персидской империи в денежном обращении в основном находились греческие серебряные монеты, распространенные в странах не только Эгейского бассейна, но и всего Восточного Средиземноморья от Сицилии до Египта.

До завоеваний Александра Македонского монеты почти не использовались в странах, далеких от берегов Средиземного моря. Например, в Вавилонии чеканная монета еще не циркулировала в широких масштабах и употреблялась преимущественно для торговли с греческими городами. Приблизительно такое же положение было и в Египте ахеменидского времени, где серебро при уплате взвешивали, а также в самой Персии, где работники царского хозяйства и государственные чиновники получали плату нечеканенным серебром.

Драгоценный металл, принадлежавший государству, подлежал чеканке только по усмотрению царя, и большая его часть оставалась в слитках. Деньги, поступавшие в качестве государственных податей, в течение многих десятилетий откладывались в царских сокровищницах и таким образом были изъяты из обращения; только небольшая их часть поступала обратно в качестве жалованья наемникам, а также на содержание двора и администрации. Поэтому для торговли не хватало чеканной монеты и даже драгоценных металлов в слитках. Это наносило ущерб товарно-денежному обращению, принуждало к сохранению натурального хозяйства или заставляло прибегать к прямому обмену товарами.

Могущество Персидской державы в значительной мере зависело от армии, ядро которой составляли персы и мидийцы. Они начинали служить, по-видимому, с 20 лет. В войнах персидских царей большую роль играли и восточные иранцы. В частности, сакские племена Средней Азии поставляли для Ахеменидов значительное количество привычных к постоянной военной жизни конных лучников. Высшие должности в гарнизонах, на основных стратегических пунктах, крепостях и т. д. обычно находились в руках персов.

Армия состояла из конницы и пехоты. Кавалерия набиралась из знати, а пехота — из земледельцев. Комбинированные действия этих двух родов войск обеспечили персам победы по многих войнах. Главным оружием персидской армии был лук. Вооружение всадника состояло из железного панциря, бронзового щита и двух железных копий.

Начиная с V в. до н. э., когда классовое расслоение привело к ухудшению положения земледельческого населения в Персии, что в свою очередь вызвало падение значимости персидской пехоты, ее постепенно стали заменять технически прекрасно во-руженными греческими наемниками.

Костяком армии являлись 10 тыс. «бессмертных» воинов, первая тысяча которых состояла исключительно из представителей персидской знати и являлась личной охраной царя. Остальные полки «бессмертных» набирались из представителей различных иранских племен, а также эламитов.

В завоеванных странах были размещены войска для предотвращения восстаний. Состав этих войск был пестрым, но в них обычно отсутствовали жители данной области. Например, в Египте персидские цари держали армию в 10—12 тыс. человек. Приблизительно такое же количество воинов насчитывали гарнизонные войска в Вавилонии.

На границах государства персидские цари сажали воинов, наделив их земельными участками. Из военных гарнизонов такого типа лучше других известна военная колония на острове Элефантина, созданная для несения сторожевой и военной службы на границах Египта с Нубией. В элефантинском гарнизоне находились персы, мидийцы, греки, карийцы, хорезмийцы и т. д., но основную его часть составляли иудейские поселенцы, служившие там еще при египетских фараонах. Военные поселенцы жили на Элефантине вместе с семьями. Войско делилось на подразделения по 100 человек в каждом, называвшиеся по имени своих командиров. Во главе подразделений стояли персы и вавилоняне.

Лица, находившиеся на непосредственной военной службе, ежемесячно получали плату натурой (зерном, мясом и т. д.). Те, кто был в отставке, жили с небольших наделов земли, осовобожденных от уплаты податей, а также занимались торговлей и различными ремеслами. Сначала наделы этих колонистов, по-видимому, нельзя было отчуждать, но с течением времени их стали продавать и дарить, поэтому порой даже женщины становились их владельцами.

Во время важнейших военных походов все народы Персидской державы обязаны были выделять определенное количество воинов в персидское войско. При Дарий I персы начинают играть господствующую роль и на море. Морские войны велись персидскими царями с помощью кораблей финикийцев, киприотов, жителей островов Эгейского моря, а также египетского флота. В качестве матросов использовались также саки и персы. Часто руководящие посты во флоте занимали египтяне.

В царствование Дария I Персидская держава достигла расцвета. Упрочив свою власть и завершив реформы, он приступил к расширению владений. Около 517 г. до н. э. персы покорили северо-западную часть Индии. Одновременно продолжались завоевания в бассейне. Эгейского моря, где на острове Самос существовало довольно крупное государство. Оно было покорено персами в 517 г. до н. э. В следующем году Дарий I собрал большой флот и направился к берегам Черного моря. Различные племена и греческие города, расположенные у южного побережья Черного моря, подчинились персам, не оказав сопротивления. Затем персидская армия направилась в поход против скифов, которые жили к северу от Черного моря. Скифы не решились вступить в открытую борьбу с огромным войском Дария и прибегли к тактике выжженной земли. Они отступали, угоняя с собой скот, уничтожая траву и засыпая источники воды землей. При этом скифская конница постоянно нападала на отдельные отряды персидской пехоты и истребляла их. Долгое преследование скифов в глубине их территории истощило армию Дария, и он решил отступить.

Скифский поход Дария состоялся около 514 г. до н. э. К тому времени границы Персидской державы простирались от Инда н,а востоке до Эгейского моря на западе, от Армении на севере до Первого нильского порога на юге.

Древний Иран

Читайте в рубрике «Древний Иран»:

/ Реформы Дария I
Рубрики раздела
Лучшие по просмотрам
Реклама
Еще проще стало выбрать кофе и чай на нашем сайте и оформить доставку.